Убийство зверей и жестокость в обращении с ними – тяжкий грех всего человечества.

Убийство зверей и жестокость в обращении с ними – тяжкий грех всего человечества.
Мы не поднимаем глаз и варимся в собственном соку , так, словно, мы одни во Вселенной, и рядом с нами никого нет. Как будто рядом с нами нет Серафимов и Херувимов.

Как будто мы живем на мертвой Земле. Как будто крик собаки, которую бьют палкой – это скрип, плохо смазанной машины. Но мы не одиноки во Вселенной. Она наполнена жизнью. И убийство – это похищение божественного дара жизни у Отца Небесного. Каждое убийство, даже зверя – это удар по руке Бога, в руке которого жизнь и смерть всего сущего

Человек был и остается вором. До сих пор похищаются дары Бога Человек, ка и прежде, ворует запретные плоды Рая и прелюбодействует.
Душа человека блудит, как когда-то Адам, когда ходит от Бога и не помнит его в поступках.

Человек, все также убийца как Каин. Он убивает делом и ловом, которое хуже пистолета. Убивает не только человека, но все начала жизни: и Землю и животных. И ему даже не приходит в голову, что это плохо.

Скажут, но Иисус ел мясо! Ведь не сидел же Он на пире в Кане Галилейской голодным. Что еще, кроме жареного мяса, вина и хлеба могли есть на пастушеской свадьбе первобытных иудеев?

Скажут, что накануне Распятия Он ел с учениками пасхального агнца

Но как Сам Христос отнесся к неизбежному и допустимому злу?

Приступили к нему иудеи и спрашивают: Позволительно ли разводиться с женой?

А Иисус отвечает, что ОТ НАЧАЛА БЫЛО НЕ ТАК. Моисей дал вам право отпускать жену, застигнутую в прелюбодеянии. Но он дал вам такой закон ПО ВАШЕМУ ЖЕСТОКОСЕРДИЮ

И опечалились даже…апостолы.

По ЖЕСТОКОСЕРДИЮ нам не возбраняется убийство зверей, вкушение мяса, разводы и многое другое, на что Бог со вздохом закрывает глаза, но чего от начала не было

Звери не были созданы для зла, для их убийства и жесткости. Они были созданы для реализации Богом замысла о полноте бытия. Как были созданы разные цветы на лугу. Они там растут и просто так и для того, что некоторые из них нужны друг друг для процветания.
В Евангелии нет отдельного лова Христа о животных.

Разве не говорит об общении Бога и зверя поразительное упоминание о том ка Иисус молился в пустыне: уйдя молиться в пустыню, Он пребывал там со зверями

Так пребывал в своей пустыне Серафим с медведем
Так пребывал в пустыне Илья с вороном
Так пребывал в пустыне Герасим со львом

Можно было думать, что Иисуса просто жил в таком месте, где никто не жил кроме зверей и звери просто бегали вокруг. Но мы видим, что звери идут к святым. Они чувствуют святость и как-то знают Бога. Следовательно, « был там со зверями» означает прямое общение с ними. Зачем что-то проповедовать еще?

Рождество стало эпохой в отношении Бога и человеку. То, что Христос родился, побыл в этом мире и вознёсся, увлекая за собой человечество в иной преображенный мир, говорит о том, что у Бога больше нет надежды на этот мир. Этот мир не подлежит ремонту. В нем нельзя построить царство Бога. Сколько не делай революций, и одерживай побед этот мир, не преображенный мир, никогда не станет Святым Градом – Божиим
Иерусалимом.

Рождество – это акт отчаяния о падшем мире. Он не лечится. Он только переплавляется и преобразуется в новую Землю, над которой небо свито как рулон кожи, и погашено солнце, Луна и звезды. Что это такое представить себе не возможно. Тюнинг не спасет этот мир. Падший мир тянет человека к земле, а человек тянет землю в ад

Этот мир может быть только преображен – то есть должен СМЕНИТЬ ОБРАЗ. Должны уйти знакомые нам формы земли. В мире, где сейчас пребывает тело Господа, нет нашего моря, нашей осени, наших яблонь, наших котов, рыб и птиц. Там все то же по существу, но иной по образу.

Например, существо собаки – быть другом и сторожем. А существо кота – быть другом и вносить покой и уют в дом и быть внимательным слушателем человека, причастного к Слову. В небесном граде такому существу вполне найдется место друга святых). Ведь и святым нужны друзья, и сама дружба – дар Бога

Звери – часть плода дружбы. Звери – это и часть нас самих, не одиноки в мире. Как и наша часть — Силы Небесные и сама Земля, на которой мы не одиноки и всю вместе служим Единому Богу добром и правдой

Леонид Аронзон

Я сад люблю, где черные деревья
сближеньем веток, дальностью стволов,
меня приемлют и в залог доверья
мое благословляют ремесло.

Но сад другой, уже с другой судьбою
Без тишины стволов и воздуха ветвей
меня зовет своей животной болью
печальный сад, собрание зверей.

Салют вам, звери: птицы и верблюды,
зачем вам бег, паденье и полет,
когда мой человеческий рассудок,
вам верное спокойствие дает?

Грызите мясо скучное и бейте
железо вертикальное клетей,
когда на вас внимательные дети
глядят глазами завтрашних людей.

И вы тревожьте их воображенье
тоской степей и холодом высот,
а мозг детей — веселое броженье —
их в странствия, волнуясь, поведет,

а город будет гнать автомобили
и замыкать пространства площадей,
и ваши лапы, туловища, крылья
встревожат память дальнюю людей,

среди домов, сужающих высоты,
как разумом придуманный баласт,
животные, лишенные свободы,
вы — лучшая символика пространств,

и нас уже зовет шестое чувство,
как вас гнетет привычная печаль,
салют вам, звери, мудрое кощунство
нам дарит мира вырванную даль.

Константин Камышанов с Владимир Бутов и Vladimir Semenov.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *